РАССКАЗЫ-ВОСПОМИНАНИЯ В УСТНОЙ ЭПИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ АРЗАМАССКОГО КРАЯ

Курдин Юрий Александрович1, Пряников Александр Викторович2
1Арзамасский филиал ННГУ, доцент кафедры литературы, кандидат филологических наук
2Арзамасский филиал ННГУ, доцент кафедры русского языка и методики его преподавания, кандидат филологических наук

Аннотация
В статье раскрывается специфика меморатов, или рассказов-воспоминаний, бытующих в южных районах Нижегородской области. Представленные в хронологическом порядке эти бесхитростные повествования позволяют прояснить многие эпизоды из устной истории региона.

Ключевые слова: были и байки, устная народная поэзия, фольклор и историческая действительность


STORIES- MEMORIES IN THE ORAL EPIC TRADITION OF ARZAMAS REGION

Kurdin Yuriy1, Pryanicov Alexandr2
1Arzamas branch of Nizhny Novgorod state University, candidate of Philological Science, assistant professor of the literature department
2Arzamas branch of Nizhny Novgorod state University, candidate of Philological Science, assistant professor of the Russian Language department

Abstract
The article reveals the specification of memorats or stories-memories existing in the South areas of the Nizhny Novgorod region. Narrations presented in chronological order allow clarifying various episodes of oral region’s history.

Рубрика: Секция 8. История Нижегородского края

Библиографическая ссылка на статью:
Курдин Ю.А., Пряников А.В. Рассказы-воспоминания в устной эпической традиции Арзамасского края // Культура и образование. – Октябрь 2014. - № 10 [Электронный ресурс]. URL: /2014/10/2388 (дата обращения: 10.10.2014).

В необратимом потоке времени, подобно опавшим листьям, кружат и медленно оседают на дно реки забвения факты, события, эпохи и персонифицирующие их герои. И как важна преемственность в исторической памяти народа, подчас ставившей препоны профессиональным «историкам», склонным к интерпретации событий прошлого на свой лад. Сам народ отдавал предпочтение традиционной, устоявшейся точке зрения на события и факты, отложившейся в фольклорных формах, о чем свидетельствует пословица: «Живое слово дороже мертвой буквы». Со времен создания начальной русской летописи «Повести временных лет» в качестве важнейшего исторического источника используются предания, позднее к ним примыкают былины и исторические песни. Специфика этих жанров, своеобразие их историзма отражены в статьях по проблемам региональной фольклористики и краеведения [5,6].

Устная история Арзамасского края уходит своими корнями в глубь веков. Яркими её вехами стали события и лица, воспетые в исторических песнях и преданиях. Эти события и исторические лица являются своеобразными скрепами устной истории края, а сами фольклорные тексты, если использовать сказочную терминологию, выступают в качестве «мертвой воды», соединяющей отдельные фрагменты в единое повествование. Но есть в устной поэтической традиции жанр, одухотворяющий былое подобно мифологической «живой воде». Речь идет о рассказах-воспоминаниях непосредственных участников тех или иных событий. «Не спрашивай старого – спрашивай бывалого», – говорит пословица, подчеркивая прелесть личного, живого восприятия и субъективной оценки.

В международной фольклористике такие рассказы получили наименование меморатов. В словаре-справочнике по русскому фольклору читаем следующее определение: Меморат (от лат. Memoria – память, воспоминание) – устный рассказ, передающий воспоминания рассказчика о событиях, участником или очевидцем которых он был [2, с. 93]. В русской науке о фольклоре их определяли то как сказы [8, с. 233], подчеркивая стилистическую принадлежность, то как бывальщины [1, с. 283], указывая на отношение к действительности. Нам ближе термин рассказ-воспоминание, т.к. в нём делается акцент на личном отношении рассказчика к реальным событиям и лицам.

Изначально формируясь как рассказы о недавнем прошлом, мемораты со временем трансформируются и становятся исходным материалом для жанра преданий. В сборнике о крепостном праве «Ярем барщины старинной» в качестве иллюстративного материала к разделу «Из кладовой народной памяти» использованы преимущественно мемораты.  Часть из них составляют рассказы-воспоминания старожилов, записанные в Арзамасском крае известной фольклористкой Ниной Дмитриевной Комовской (1897-1986). Эти тексты отличаются от бытующих в пригородных селениях преданий о крепостной неволе лишь эмоционально-экспрессивной стилистикой, обусловленной субъективными воспоминаниями о той далекой эпохе. Возьмем для сравнения рассказы «Про старину» и «Селема».

ПРО СТАРИНУ

Да, моя милая, моя бабушка и потерпела!

Был на селе бурмистр. И приневоливал девок замуж идти по – неволе. А котора не идет – зимой безрукоятной пилой без варежек пилить заставлял. Ну, которы могли платить – платили, а которы нет – пилили.

А моя бабушка была тверда и здорова.

И вот один человек пришел сватать ее. Она не идет. Он – к бурмистру. А бурмистр велит ее с поля взять и венчать.

Обвенчали их. А после и били ее у свекра! Били лаптями-шептунами, били кочергами, сковородами. Однажды щеку пробили, два зуба выбили. Свекор присягу давал:

– Я ее не трогал – она с ума сошла, о порог избилась.

Бабушку били и дедушку казнили. Оброк не заплатит – в подвал сажают, рога в 30 фунтов на голову надевают. Рога железные, с подвесами. А то начинают секчи. Так и терпели: бабушка от свекра, а дедушка – от бурмистра [11, с. 331].

СЕЛЁМА

Давно это было. Мне мой дедушка баил, а ему его дед.

Был-поживал около Ваду помещик, Лопашиным, сказывали, назывался. Строгущий был, порядок держал. Все у него по струнце ходили, боялись его.

Сказывают, наказывал больно за промахи – бить велел до смерти, в тюрьму сажал: своя тюрьма у него была, там ни есть, ни пить не давали.

Людей он не любил, и люди все равно мстили ему, досаждали. Он и село-то свое назвал «Досадино». Мордвин, бают, был. Крутой. И в селе все мордвины были.

Один раз, два товарища крепко досадить хозяину решили: подкараулили его, поймали, и давай мутузить, хотели убить, да вырвался, злодей.

Признал он фулиганов. Били их, били смертным боем. Помещик еще каверзу задумал: повелел завезти их умирать в леса непроходимые.

Ну, их и завезли, и оставили там умирать.

Но не тут-то было. Бабенки ихние с детишками тайно ночью убежали вслед за сужеными, прознали, где их бросили, у добрых людей.

Лопашин не стал их искать – все одно сгинут.

А они выжили. А что не выжить: речка рядом, грибы, ягоды. Разбойничали поначалу. А как же! … Жить-то надо! А когда разжились – дома срубили, землей стали жить, скот развели.

Тут рядом большая полосина шла, дорога. По двести-триста обозов езживали на торговлю в Нижний, Богородск, Горбатово. Медь, купель везли. Едут, бывало, горой-то, а внизу два огонька светятся. Это две избы мордвинов тех из Досадино. Будто бы два глаза волчьих. Страх всех брал. А по-мордовски, видать, глаз-то сельмой зовется. Так и стали звать «Селёма» да «Селёма».

Отсюда и название Сельма стало. Вот так сказывал мой дед. Мордва мы все, от мордвы. Чисто мордва.

А те два мордвина начало селу дали. У них дети были, они женились, опять дети пошли. Вот так и много народу стало. А после, бают, помещик тут объявился. То ли Коптеев, то ли Коршеев. Дом-то построил в лесу на поляне, именье Сосновкой назвал. Широко жил. В округе один он среди лесов и царь, и бог. А крестьян на вывоз привез, поселил в Селёме. Винный завод имел, землю всю скупил в округе, все леса были его. Весь люд на него работал [11, с. 551-552].

 Первый записан Н.Д. Комовской в 1930-е годы в селе Водоватове, второй в 1960-е годы в селе Селеме нынешнего Арзамасского района. Оба произведения донесли до нас образы типичных помещиков-крепостников и их бурмистров, только в первом случае мы имеем дело с семейным преданием, основанном на рассказе-воспоминании бабушки Арины, а во втором случае – сложное фабульное повествование, включающее в себя рассказы о помещичьих нравах, о первопоселенцах – мордве села Селемы и топонимическое предание о данной местности.

Подобные устные рассказы можно определить и как предания о крепостном праве. Действующими лицами в них являются представители известных нижегородских дворянских родов: Грузинских, Баташовых, Пушкиных, Карамзиных. Воспоминания крестьян, как правило, основанные на личном восприятии действительности, раскрывают все ужасы «дикого барства» и существенно дополняют представления об эпохе крепостничества, почерпнутые из художественной и краеведческой литературы. Многие рассказы близки к преданиям семейного типа, что, впрочем, не препятствует сближению их с историческими и топонимическими преданиями.

В разных вариантах мемораты повествуют об оригинальном промысле, составляющем, по мнению выдающегося этнографа XIX века С.В. Максимова, «исключительную особенность русского нрава». В очерке «Сергач» он пишет следующее: «В наших северных великорусских губерниях обычай водить медведей усвоен жителями известных местностей; большею частью водят татары Сергачского уезда Нижегородской губернии. И вот происхождение названия Сергача, которое переходит с хозяина-поводыря и на мохнатого плясуна; один проводник остаётся при своём неизменном названии – козы. Имя сергач сделалось в последнее время до того общим, что будь поводырь из Мышкина (Ярославской губернии), владимирец, костромич, ему непременно дается имя нижегородского городка» [7, с. 65 - 66].

Совершенно необъяснимым остается тот факт, что из общей исторической канвы, прослеживаемой в устной истории края, совершенно выпали события, связанные с Первой мировой войной. Возможно, это связано с тем, что воспоминания об этой «потаенной» войне были оттеснены на периферию народной памяти событиями Февральской и Октябрьской  революций и гражданской войны, а военное лихолетье, начавшееся в 1914 году борьбой с немцами и австрийцами, завершилось лишь в 1922 году с освобождением Приморья от японцев. Другое объяснение кроется в идеологии того времени, призывавшей «отречься от старого мира, отряхнуть его прах с наших ног», как пелось в известной революционной песне.

Непопулярная в устной прозаической традиции края тема Второй Отечественной войны, как её именовали в начальный период, оставила глубокий след в лирической поэзии народа. Солдатские, рекрутские песни о той войне записаны через многие годы после её завершения, но сохранили многие детали окопной ратной жизни [3, 10]. В.М. Потявин в сборнике «Народная поэзия Горьковской области» опубликовал частушки, собранные в 1914-1916 гг. А. Ждановой в Нижегородской губернии и сохранившиеся в архиве Русского Географического общества (ф. 23. оп.1, №№ 163-167). Большинство частушек посвящено любви, как правило, не радостной и не счастливой. Основной мотив в частушках этого времени – неисчислимые беды, страдания, слезы, принесенные войной. Среди других тем – протест против войны и осуждение Вильгельма, солдатский долг и ратный подвиг, гибель на войне, осуждение Николая II и дезертирство из армии [10, с. 277 - 299].

Чёткой классификации меморатов пока нет, чаще всего материал систематизируют по хронологии или по персоналиям. В фольклорном архиве кафедры литературы АФ ННГУ им. Н.М. Лобачевского хранится большое количество записей рассказов-воспоминаний  о главных событиях советской эпохи (коллективизация, Великая Отечественная Война), о местном быте, ремёслах. Это благодатный материал для историков-краеведов, наряду с исследованиями А.В. Карпова по кустарным промыслам и фольклористике [4,9].

Наш народ всегда отличался здоровым юмором, умением выживать в самых невыносимых условиях, поэтому всю совокупность рассказов-воспоминаний можно разделить на два типа повествования: на рассказы драматического и комического характера, по-народному на были и байки.  Мемораты о крепостном праве, безусловно, относятся к былям.

Некоторые рассказы, основанные на реальных событиях, преисполнены народным юмором и занимают пограничное положение между былью и байкой.

Порой рассказы-воспоминания преисполнены искрометным юмором и иронией. Важную роль при этом играет психология рассказчика, его отношение к жизни и умение пользоваться средствами народной речи. Так, невозможно сдержать улыбку по прочтении рассказа «Пустой чугун». Варвара Семёновна Офицерова, 1905 года рождения, вспоминая тяжелое послевоенное житьё, смогла выстроить занимательный сюжет на основе одного эпизода-шутки. При этом рассказчик органично использует меткие народные речевые обороты для создания живого реального образа русской женщины, взвалившей на свои плечи заботу о семье и стране. Насмешникам трактористам невдомёк, что «Бабке», над которой они так удачно подшутили, едва 40 лет от роду. Действительно, бессменные фуфайка и кирзовые сапоги не молодили тружениц послевоенной овдовевшей деревни.

«ПУСТОЙ ЧУГУН»

После войны тяжело жили. Налогов платили много, а денег – то и не видели вовсе.

Когда уборочная начиналась, ко мне зашёл председатель и говорит: «Семёновна, возьми на постой трактористов!» Это сейчас в каждом колхозе своя техника, а тогда её вместе с людьми с района присылали. А мне и без трактористов – то тяжело: и в поле надо ходить с колхозными бабами, и свои усады с огородом смотреть. Отказалась я. Тогда пришли они проситься на постой в другое место. Трёх дён не прошло – опять председатель в окошко чуть свет стучит: «Семёновна, что хочешь делай, а трактористов прими. Они говорят, после стряпни Марьиной уже еле ноги волочут». Куда деваться – пустила. Продуктов правда в достатке привезли. Так ведь надо и завтрак, и обед, и ужин справить. С утра я им лепёшек стопку напеку, к обеду супу с мясом, а вечером то суп-то и доедали. Так они уже через день мне и говорят «Ну вот, наелись мы, так наелись!»

Один день умаялась я так, что и дух вон, и лапти кверху. С поля пришла, ткнулась на лавку, да и уснула… И не слышала, как мои трактористы вернулись. А они видят, что я чуть жива лежу, сами достали чугун из печки, поужинали. А я всё сплю. Они меж собой, видать, пошушукались да и решили надо мной посмеяться. Будить-то меня всё равно надо: скотина не убрана. Так вот, один трясёт меня за плечо, говорит, вставай, пришли мы. Мол, ужинать пора. А я спросонья вскочила, не заметила, что посуда-то на столах грязная. Ухват в печь: чугун вытащила, да половником-то как громыхну по пустому чугуну. А они как заржут: «Что бабка, прокараулила ужин! Домовой унёс?» а я так и села. Спросонья-то не пойму ничего. На столы глянула – и давай с ними смеяться.

Каждый день они потом мне вспоминали про пустой чугун: как я ужин прокараулила. (Записано от Офицеровой Варвары Семёновны, 1905 г.р., в с. Нуча Ардатовского р-на Горьковской обл. Пяткиным С.)

Многие мемораты тяготеют к форме байки и выполняют функции своеобразных народных анекдотов. Всеобщая грамотность и книжное начало во многом переформатировали поэтическое сознание русского народа, поэтому простодушные рассказы-анекдоты, бытовавшие в ХХ столетии, очень резко отличаются от народных анекдотов и докучных сказок ХIХ века. Это видно из сравнения данных произведений с простонародными юморами, записанными в XIX столетии. Отличия прежде всего проявляются в языке и стилистике произведений. В представленных здесь записях нет фонетических диалектных особенностей, речь отличается грамотностью, умением строить диалог. Перед нами не комическая ситуация, создающаяся преимущественно языковыми средствами, и это не единичный эпизод, а цельное фабульное повествование.

С ЯЙЦОМ НА ЗАРАБОТКИ

Дед мой в Астрахань ходил на заработки. Пешком. Он мастер был отличный во всех работах. И вот, уйдёт он, жену оставит дома с ребятишками. Денег зарабатывал хорошо, но и пил тоже хорошо. Бывало, ни копейки не оставалось. И он домой приходил. А от Астрахани шёл с одним яйцом в кармане. Придёт в деревню какую-нибудь, постучит и попросит: «Хозяюшка, вот у меня яичко-то есть, а закусить его нечем. Дай хлебушка-то». Хлеб съест, а яйцо опять в карман. Так и ходил. (Записано от Фадеевой Таисии Григорьевны1910 г.р. в с. Починки Дикарёвой Т.)

Рассказы-воспоминания старожилов представляют собой невыдуманную историю арзамасского края, основанную на личных оценках и переживаниях, а потому служат бесценным иллюстративным и фактическим материалом для краеведов и фольклористов.


Библиографический список
  1. Аникин В.П. Русское устное народное творчество. Учеб. для вузов /В.П. Аникин – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Высш. шк., 2004. – 735 с.
  2. Зуева Т.В. Русский фольклор: Слов.-справ.: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 2002. – 334 с.
  3. Исторические песни. Народная поэзия Арзамасского края /Авт. проекта Ю.А. Курдин; сост. Ю.А. Курдин, Т.В. Михайлова, Н.В. Морохин, Д.Г. Павлов, А.В. Харлов, М.П. Шустов; науч. ред. Ю.А. Курдин; АГПИ им. А.П. Гайдара. – Арзамас: АГПИ, 2006. – 247 с., ил.
  4. Карпов А.В. Кустарные промыслы Арзамасского уезда /А.В. Карпов; ред.-сост. Е.П. Титков, Ю.А. Курдин, А.В. Пряников; науч. ред. Е.П. Титков; АГПИ им. А.П. Гайдара. – Арзамас: АГПИ, 2010. – 387 с.
  5. Курдин Ю.А. Предания земли Арзамасской// Вече. Альманах русской философии и культуры. Выпуск 18. – СПб., 2007. – С. 297-303.
  6. Курдин Ю.А. Арзамасские предания и песни о прошлом края: фольклор как исторический источник //Вопросы архивоведения и источниковедения в высшей школе. Сборник материалов научно-практической конференции (8 декабря2006 г.) Выпуск III / Под общ. ред. В.И. Грубова; АГПИ им. А.П. Гайдара, ГАНО №2 г. Арзамас. – Арзамас: АГПИ, 2007. – С. 11-15.
  7. Максимов С.В. Собрание сочинений: В 7 тт. Т. 6: Лесная глушь: Очерки. – М.: Книжный Клуб Книговек, 2010. – 607с.
  8. Морохин В.Н. Прозаические жанры русского фольклора. Хрестоматия: Учеб. пособие для филол. специальностей. – 2-е изд., доп. – М.: Высш. шк., 1983. – 303 с.
  9. Народная поэзия Арзамасского края. Народные песни, записанные в Арзамасском уезде Нижегородской губернии А.В. Карповым летом 1875 года /Авт. проекта Ю.А. Курдин; сост. Ю.А. Курдин, Э.К. Петри, А.В. Пряников; науч. ред. Е.П. Титков; АГПИ им. Гайдара. – Арзамас: АГПИ, 2010. – 639 с., ил.
  10. Потявин В.М. Народная поэзия Горьковской области. Выпуск первый. – Горький, 1960. – 448 с.
  11. Ярем барщины старинной… Крепостничество Нижегородского Поволжья в документах, исследованиях, мемуарах, художественной литературе и фольклоре: сборник /Авт. проекта Ю.А. Курдин; сост., вступ. ст., примеч. Ю.А. Курдин, О.Е. Андреев, А.А. Исаков; науч. ред. Е.П. Титков; АГПИ. – Арзамас: АГПИ, 2011. – 614 с. + 12 с. ил. – (Наследие).

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация