ПСИХОЛОГИЯ ИСКУССТВА РУДОЛЬФА АРНХЕЙМА

Шестаков Вячеслав Павлович
доктор философских наук, профессор, Заслуженный работник культуры РФ, заведующий сектором культурологических исследований искусства Российского Института культурологии

Аннотация
В данной статье анализируется психологическая теория искусства американского исследователя Рудольфа Арнхейма. Автор работы соотносит метод гештальтпсихологии и научные разработки Рудольфа Арнхейма.

Ключевые слова: психология искусства, Рудольф Арнхейм


PSYCHOLOGY OF ART BY RUDOLF ARNHEIM

Shestakov Vyacheslav
Doctor of Philosophy, Professor, Honored Worker of Culture of the Russian Federation, Head of Cultural Studies Russian Institute for Cultural Arts

Abstract
This paper analyzes the psychological theory of art American researcher Rudolf Arnheim. The author relates the method of Gestalt psychology and scientific development of Rudolf Arnheim.

Рубрика: Секция 4. Теория и история искусств

Библиографическая ссылка на статью:
Шестаков В.П. Психология искусства Рудольфа Арнхейма // Культура и образование. – Декабрь 2013. - № 4 [Электронный ресурс]. URL: /2013/12/1135 (дата обращения: 16.12.2013).

Американский психолог Рудольф Арнхейм (1904-2007) прожил долгую и плодотворную жизнь [1]. Он родился в cамом начале XX столетия и умер в конце первого десятилетия XXI века. Его отличали разносторонние знания и занятия. Он был академическим ученым, университетским преподавателем, журнальным критиком и публицистом. Его жизнь была прочно связана с социальными и политическими событиями ХХ века, в которых он принимал активное участие. Арнхейм много путешествовал, встречался и переписывался со многими выдающимися людьми своего времени, в числе которых были не только психологи, но и художники, искусствоведы, писатели.

Сам Арнхейм часто называл себя не ученым, а писателем. Основания для  этого у него были. Его работам присущ стиль, афористичность, наблюдательность, умение заинтересовать, а иногда и озадачить читателя. Он писал о себе: «Одна из причин, почему я называю себя писателем, заключается в том, что ученый пишет тогда, когда ему надо о чем-то сообщить, и часто он делает против своей воли. Мое желание писать и удовольствие от этого процесса фундаментальны, я чувствую себя несчастным, когда не пишу. Поэтому я всегда занят исследованием идей и наблюдением, которое питает мою привычку к письму» [2, c. 85].

Арнхейм никогда не пропагандировал свои идеи с нетерпимостью фанатика и всегда предпочитал согласовывать принципиальность с дискуссией, с учетом альтернативных взглядов, со свободой мышления. «Я всегда верил, – говорил он, – что если вы  постараетесь не наступать кому-либо на пятки, то у вас не будет пространства для ходьбы. Я пишу о философии, игнорируя дискуссии, которые окружают баррикадами каждую концепцию. Я посещаю страны Азии, где я изучаю традиции и описываю их без соблюдения табу. В течение своей длительной творческой жизни Арнхейм занимался различными областями науки: искусствознанием, кинокритикой, художественным воспитанием, эстетикой, психологией. Сам Арнхейм иронично сравнивал себя с крабом. «Стоять на многих ногах, как я делал всю жизнь, было весьма плодотворно, но небезопасно». Но главной областью знания, в которую Арнхейм внес весомый вклад, была психология искусства. Именно в этом качестве он фигурирует во многих словарях и энциклопедиях.

Хотя Арнхейм достиг широкого признания, его жизнь была далеко не безоблачной. В ней было много трудных моментов. Как немецкий еврей, он вынужден  был бежать от нацизма из Германии, переезжать из одной страны в другую в поисках убежища, хлеба насущного и работы. Все это, в конце концов, он нашел в США, где провел большую половину жизни и получил там американское гражданство. В Америке он стал профессором университета, написал свои выдающиеся труды. Наряду с преподаванием, Арнхейм занимался научной работой,  опубликовал около шестнадцати книг и огромное количество статей.

Научное наследие Рудольфа Арнхейма довольно обширно. При его жизни, начиная с 1932 по 1997 год,  вышло шестнадцать книг. Их можно было бы классифицировать на четыре следующие типа. Во-первых, это книги, посвященные анализу структурных и выразительных особенностей отдельных видов искусств и масс медия: кинематографу, радио, танцу, живописи, архитектуре: «Кино как искусство» (1932), «Радио» (1979), «Герника. Генезис живописи» (1962), «Динамика архитектурных форм» (1977, рус. пер. 1977). В этих работах Арнхейм проявляет глубокое знание различных видов искусства. Во-вторых, это работы, связанные с проблемами художественного воспитания, с анализом художественного творчества детей: «Мысли о художественном воспитании» (1990). В-третьих, это теоретические работы по психологии, которые, по сути дела, оказываются работами по психологии искусства: «Искусство и визуальное восприятие» (1954, рус. пер. 1974), «Визуальное мышление» (1969), «Сила центра. Изучение композиции в изобразительном искусстве» (1982), «Новые очерки о психологии искусства» (1986, рус. пер.1994), «Спасение искусства» (1992).  Следует сказать, что именно эти работы принесли Арнхейму заслуженную славу и популярность ученого с мировым именем.  И, наконец, в четвертых это книги мемуарного характера, представляющие запись отдельных, порой, парадоксальных мыслей на самые разные темы, но чаще всего об искусстве. Такова книга в «Параболах солнечного света. Заметки об искусстве, психологии и прочем» (1989, рус. пер. 2012). Кроме того, Арнхейм написал около 300 статей в научных журналах по эстетике, психологии, философии, которые сегодня активно изучаются и издаются.

            Из перечисленных выше книг на русский язык вышло пять научных работ Арнхейма. В 1960 году вышла первая книга Арнхейма «Кино как искусство. В 1974 году под моей редакцией и с моей вступительной статьей в издательстве «Прогресс» вышла главная работа ученого «Искусство как визуальное восприятие». После этого она выдержала еще два издания.  В 1994 году в издательстве «Прометей» опять-таки под моей редакцией и с моим предисловием  была опубликована книга Арнхейма «Новые очерки по психологии искусства» (перевод Г.Е. Крейдлина). И совсем недавно  в 2012 году я сам перевел и опубликовал в издательстве «Алетейя» замечательную книгу Арнхейма «В параболах солнечного света. Заметки об искусстве, психологии и прочем».

В общей сложности, мною подготовлено издание трех книг Арнхейма. На русском языке существует еще несколько переводов –  «Кино как искусство» (1974) и «Динамика архитектурных форм» (1984). Кроме того, на русский язык переведен небольшой фрагмент из книги «Визуальное мышление», опубликованной в «Хрестоматии по общей психологии» (1981), составленной известным отечественным психологом Ю.Б. Гиппенрейтер совместно с В.В. Петуховым.

Таким образом, треть научного наследия Рудольфа Арнхейма издано на русском языке. Стоило бы, конечно, издать и остальные его книги, но издательства жалуются на то, что книги по психологии плохо раскупаются. Боюсь, что в случае с книгами Арнхейма происходит обратный процесс. Его книги широко переиздаются, и  в интернете их постоянно перекачивают, из  книг Арнхейма делаются произвольные вырезки, которые снабжаются заголовками и комментариями. В 2012 году издательство «Архитектура»  перепечатала изданный мною в 1974 году перевод книги Арнхейма «Искусство и визуальное восприятие», не изменив ни одной строчки из этого издания.  Оно только выбросило  титульную страницу, на которой было указано  мое имя, как редактора книги и автора вступительной статьи, имя переводчика и указание на издательство «Прогресс», которое издало эту книгу, присвоив таким образом себе все права на это издание. Оно с большим правом могло бы вынести на титул пиратский флаг.

Все это заставило меня взяться за перо и попытаться защитить имя  и литературное наследие Арнхейма. К тому же, мне бы хотелось передать молодому поколению читателей свое впечатление о личности и работах выдающегося ученого, сочетающего глубокое знание  психологии со способностями искусствоведческого анализа  и несомненным литературным талантом.

Работы Арнхейма тесно связаны с исследованиями гештальтпсихологов. В Америке гештальтпсихологию представляли, наряду c Арнхеймом, Соломон Эш, Мэри Хенли, Ганс Валлах, Уильям Прентис, Николас Пастор. Из них роль лидера играл, несомненно, Рудольф Арнхейм, работы которого широко распространялись не только в Америке, но и в Европе. Работы его американских коллег были менее известны для широкой публики, но представляют большой интерес для понимания эволюции школы. Эш  написал серию книг, представляющих историю гештальтпсихологии в Германии [3]. Хенли акцентировала внимание на связь гештальпсихологии с терапией и особенностями нео-гештальтизма [4]. Прентис выступил с работой о  Вольфанге Кёлере [5]. Валлах занимался о связи восприятия с мышлением, психологией таланта [6]. Это был широкий фронт работ, демонстрирующих ведущее место гештальпсихологии в современной науке.

После войны гештальтпсихология развилась вширь.  Часть гештальтпсихологов вернулась из Америки на родину, в Германию. Здесь эта школа представлена именами Вольфанга Метценгера, Эдвина Рауша, Вильгельма Витте. Кроме того, гештальтпсихология получила развитие и в других странах Европы, в частности, в Италии, в особенности в Падуе, где успешно работали Гаетано Каницса, Фабио Метели и др.

Таким образом, гештальтпсихология представляет  сегодня не только вчерашний день психологии, но и она заявляет о себе, как активно развивающаяся школа. Как пишет Ян Верстеген, «гештальтпсихология сегодня является возрождающейся школой, развивающейся под покровом происходящей в психологии «Когнитивной революции».  Главным интерпретатором традиций  гештальтизма выступает Арнхейм. Восстановление влияние этой школы происходит под влиянием ученых, чаще всего американских, которые изучают исторические принципы гештальпсихологии и  хотят понять значение традиций гештальтизма» [7].

Сегодня в разных странах Европы и Америки появляются исследования, посвященные визуальной теории Арнхейма. Прежде всего, его книги переводятся на многие языки мира. Помимо книг, Арнхейм  в течение своей жизни издал огромное количество статей. Далеко не все они вошли в книги, изданные при жизни. Поэтому они издаются в новых тематических сборниках его последователями.  Наконец, появляются содержательные монографии, в которых исследуется жизнь и творчество ученого. Одна из таких монографий принадлежит ученику  Арнхейма Яну Вестергейну «Арнхейм, гештальт и искусство. Психологическая теория» (2005). Она содержит 15 глав и анализирует как перцептивную теорию Арнхейма, так и ее практическое приложение к различным видам искусства, включая живопись, архитектуру, музыку, детское творчество  и т.д.

Своим достижениям в психологии искусства Арнхейм обязан тому, что он сочетал в своих работах фундаментальные теоретические принципы с прикладными, экспериментальными исследованиями. Обосновав свои принципы, он применил их к интерпретации прикладных наук, таких, как художественное воспитание, история и теория изобразительного искусства. Его работы демонстрируют плодотворность тесной связи фундаментальных и прикладных наук, что парадоксально отвергается в России.

  Наши отечественные менеджеры от науки полагают, что эффективность науки можно повысить за счет ликвидации фундаментальных теоретических исследований и спонсирования исключительно прикладной науки. Прежде всего, они, очевидно, плохо себе представляют, что такое фундаментальная и прикладная науки, а, кроме того, они  полагают, что одна может существовать без другой. Такой взгляд выражает непонимание того, что прикладные науки являются естественной реализацией фундаментальных исследований. Осмелиться кто-нибудь из новоявленных сторонников прагматического эмпиризма сказать, что современный космос был бы завоеван современным человечеством без фундаментальных работ Эйнштейна или Циолковского? Но отечественные противники фундаментальных наук пытаются сэкономить копейки на теоретических науках, чтобы затем потерять миллионы на неудачных прикладных «достижениях».

            Исследования Арнхейма представляют не только теоретический интерес. Вместе с тем, они оказывают существенное влияние на методологию исследования истории искусства, что признают известные историки, как, например, Ганс Зедльмайр, Эрнст Гомбрих. Не в меньшей мере, это влияние ощутимо  в теории и  практике художественного воспитания. Я думаю, сегодня ни один из современных педагогов искусства или историков искусства не может обойтись без знания принципов и законов гештальтпсихологии.

Сегодня наследие Рудольфа Арнхейма изучается во многих странах мира. В  странах Европы и Америки появляются исследования, посвященные визуальной теории Арнхейма. Прежде всего, его книги переводятся на многие языки мира. Помимо книг, Арнхейм  в течение своей жизни написал огромное количество статей. Далеко не все они вошли в книги, изданные при жизни. Поэтому они издаются в новых тематических сборниках его последователями.  Наконец, появляются содержательные монографии, в которых исследуется жизнь и творчество ученого.

К сожалению, на русском языке изучение научного наследия Арнхейма только начинается. Отечественные психологи, очевидно, хорошо знакомы с теориями гештальпсихологов. В отечественной психологии гештальтпсихология получает известное признание. Известный психолог В.П. Зинченко видит достоинство этой школы в преодолении «поэлементного подхода» к восприятию. «Заслуга ее, – пишет он, – состоит, прежде всего, в том, что она поставила реальные проблемы восприятия  видимого мира и отказалась от концепции восприятия «геометрического» мира. Вместо абстрактных вопросов о том, как мы видим три измерения, что такое сенсорные элементы, как возможно их объединение представители гештальтпсихологии выдвинули реальные и конкретные проблемы: как мы видим вещи такими, какими они являются в действительности, как фигура воспринимается отдельно от фона, что такое поверхность, что такое контур» [8].

Что касается психологии искусства, то и здесь видятся явные положительные сдвиги. Взгляды Арнхейма на кинематограф интересую современных киноведов, о чем свидетельствуют издание его статей в «Киноведческоих записках» (№ 10, 2005). Отрадно, что теоретик архитектуры В.Л. Глазычев перевел и издал со своим предисловием книгу Арнхейма «Динамика архитектурных форм». М.С. Скальская в своей диссертации, защищенной в Киеве, «Эстетика в психологии искусства Рудольфа Арнхейма» (2010) пытается проследить связь гештальтпсихологии Арнхейма с эстетикой.   Я совершенно уверен, что со временем работы Арнхейма найдут достойное место в отечественной науке об искусстве. Они пробудят живой интерес к той области знания, которая совершенно  выродилась в нашей стране – психологии искусства. Исторический опыт свидетельствует, что именно обращение к психологии искусства послужило  мощным толчком для развития многих направлений современного искусствознании, в частности, Венской школе истории искусств. А в нашей стране проблемой восприятия искусства успешно ставилась и решалась многими художниками, такими К.С. Станиславский, С.М Эйзенштейн [9]. К сожалению, отечественная психология, которая переживала серьезные трудности в советское время, не создала крупных исследований в области психологии искусства. Единственной работой в этой области была книга Л.С. Выготского «Психология искусства», которая была издана только после смерти автора в 1965 году. Но она была ориентирована только на восприятие литературного текста. В области изобразительного искусства проблемами восприятия  успешно занимался художник и искусствовед Н.Н. Волков, написавший несколько талантливых книг о восприятии цвета [10; 11], E.Я. Басин, исследующий отечественную традицию в психологии творчества, академик-космонавт Б.В. Раушебах [12] и др.

Научное наследие Арнхейма обширно и затрагивает различные области науки об искусстве.  Было бы желательно, чтобы к изучению его принципов и идей были бы привлечены представители различных научных дисциплин: психологии, педагогики, истории и теории искусства, и даже физики. Очевидно, что метод гештальтпсихологии позволяет по-новому рассматривать различные проблемы художественного творчества на основе достижений современного научного знания.


Библиографический список
  1. Настоящая статья связана с моей книгой «Искусство и гештальт. Психология искусства Рудольфа Арнхейма», которая готовится к публикации в 2014 году.
  2. Арнхейм Р. В параболах солнечного света. Заметки об искусстве, психологии и прочем / пер. В.П. Шестакова. СПб.: Алетейя, 2012.
  3. Ash M., Gestalt Psychology in German Culture: 1890-1967. New York, 1995.
  4. Henly M. Gestalt psychology and gestalt therapy. New York, 1986.
  5. Prentice W. The systematic psychology of Wolfgang Köhler // S.Koch (ed). Pshychology: A study for science. New York, 1959.
  6. Wallacn M. Creativity and Talent. // Gronhaug K. (ed). Innovation: A Cross Disciplinary Perspective. Oslo. 1988.
  7. Verstegen I. Arnheim, Gestalt and Art. A Psychological Theory. Wien. Запорожец А.В., Венгер Л.А., Зинченко В.П., Рузская А.Г. Восприятие и действие, М.: Просвещение, 1967.
  8. См. книгу Е.Я. Басина Художник и творчество. М., 2008
  9. Волков Н.Н. Восприятие предмета и рисунка. М., 1950.
  10. Волков Н.Н. Цвет в живописи. М., 1984.
  11. Раушенбах Б.В. Геометрия картины и зрительное восприятие. СПб.: Азбука-классика, 2001.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация